18
Сен
14:21

Нормативные документы иногда используют с недостойными намерениями

Злоупотребление правом. Даже самые нормативные документы иногда используют с недостойными намерениями. Все проблемы в нашем государстве некоторые сначала объяснял тем, что нет нужных законов, затем — их несовершенством, наконец отсутствием политической воли для того, чтобы применить нормативно-правовой механизм и процессуальное право изменения помогает исправить этот правовой пробел. С другой стороны, распространяется иллюзия: стоит только принять соответствующий документ, как все в обществе станет на свои места.

Манипулировать можно и Уголовным кодексом, а также Конституцией. Думаю, что порой даже было бы хорошо, чтобы тот или иной закон не принимали вообще. Ведь законодательство (а шире — право) можно использовать не только в общественно полезных целях. Вот пример.

Полтора года назад за то, что водитель не пристегивал ремни безопасности, был предусмотрен штраф от восьми с половиной до семнадцати гривен. Кто способен объяснить, как можно не пристегнуть ремень на девять гривен или на десять или на одиннадцать?

Здравый смысл подсказывает: ты или выполнил эту нехитрую процедуру, или нет. Штрафную границу в Закон о дорожном движении, который готовили в Министерстве внутренних дел, кажется, заложили сознательно, якобы для злоупотребления или для произвола, чтобы потешить свое болезненное самолюбие.

Скажем, если водитель стоит перед гаишником потупившись, умоляюще заглядывая в глаза, то получает минимальный штраф. Когда ведет независимо (например, не выходит из машины) его наказывают все семнадцать гривен. И никто не сможет упрекнуть инспектору ГАИ, что он поступил незаконно.

Злоупотреблять можно и Уголовным кодексом, поскольку, применяя его, правоохранители могут ставить вопрос так: хочу — нарушаю уголовное дело, не хочу — нет. Скажем, контрольно-ревизионные органы или Счетная палата обнаружили хищения или злоупотребления, а следователь кладет эти материалы в ящик.

Недобросовестные часовые законности могут не заводить дело, пока это им не потребуется. Если возникает ситуация, когда выгодно это сделать, компрометирующие документы вытаскивают на свет божий и с их помощью начинают давить на отдельного человека или на целую партию. В прогрессивных странах, если по признакам преступления прокурор или следователь не возбудит дело, то будет нести за это уголовную ответственность.

Если бы такой порядок существовал и у нас, то «телефонное право» исчезло бы само собой, ведь желающих сесть в тюрьму за то, что угодил какому-то высокопоставленному, нашлось бы немного. А так имеем то, что имеем. К слову, за незаконное закрытие уголовного дела у нас тоже никто не отвечает. Это еще одна возможность для манипуляций «в законе».

Злоупотреблять можно даже Конституции. Скажем, в ее разделе, посвященном правам и свободам человека (статья 30), указано: каждому гарантируется неприкосновенность жилища. Не допускается проникновение в него, проведения там осмотра или обыска иначе как по мотивированному решению суда.

И тут же сказано, что в неотложных случаях, связанных с преследованием лиц, подозреваемых в совершении преступления, все указанные выше гарантии неприкосновенности жилища или иного владения лица нивелируются. Под таким предлогом правоохранители освященное Основным Законом право на бесправие: проникнуть куда и когда угодно и провести обыск, где им заблагорассудится, без санкции суда.

Каждому законопроекта — криминологическую экспертизу

Чтобы избежать злоупотреблений правом, следует принять закон о законах, то есть о том, как относится их принимать. Ведь даже на уровне подготовки проекта определенные группы часто закладывают в него свои интересы, и это видно невооруженным глазом.

Если бы мы имели такой нормативный документ, то законы, регулирующие деятельность правоохранительных органов, ни готовили бы, как у нас в основном бывает, в их же окружении. Скажем, в США полиция не готовит для конгрессменов закон о полиции. Во всем цивилизованном мире соответствующие законопроекты разрабатываются незаангажированные специалисты.

Целесообразно было бы ввести так называемую криминологическую экспертизу. Ее должен проходить любой законопроект, чтобы еще на подготовительной стадии можно выявить, не заложены там сознательно или по чей-нибудь непрофессионализм лазейки для злоупотреблений.

В России нечто подобное уже введено. Соответствующий законопроект передан в Верховную Раду Украины. Кстати, если бы такую ​​криминологическую экспертизу ввели в начале 90-х годов прошлого века, не было бы афер с трастами.

В Европе законы готовят с учетом специальных правил. У нас, к сожалению, этого не придерживаются, потому, разрабатывая нормативные документы, мало используют знания и профессиональную подготовку ученых. Почему-то при лечении физических болезней их знания незаменимы, а вот бороться с преступностью считают лучше без них.

Не мешало бы нам и такое: не вводить определенные права или льготы, пока не будет выписан механизм против злоупотребления ими. Это должно быть предусмотрено в любом нормативном документе, до обыденных распоряжений райгосадминистрации. Ни для кого не секрет когда получили определенные налоговые льготы участники войны, чернобыльцы, афганцы, это сразу взяли на вооружение аферисты разного рода.

Только культура — и политическая, и экономическая, и юридическое — обеспечит общественное благо

По моему убеждению, границы злоупотребления правом нет. Как нет такого совершенного закона, который бы работал сам по себе и не давал проявить тем, кто его применяет, какое-то произвола. Спасение от этого предлагается в «Культурно-правовой концепции обеспечения общественного порядка», которую сейчас разрабатывает наш институт.

Я все больше убеждаюсь, что решающим в обеспечении правопорядка является культура, а не закон. Ведь он работает так, как его применяют. А применяют исполнители его так, как побуждает их внутренняя культура.

Поэтому пока мы не вооружим наших граждан соответствующим уровнем правовой, политической и экономической культуры, ни совершенствования законодательства, никакая подготовка кадров для правоохранительных органов, судов, ни призывы к их морали ничего не дадут. То же касается и так называемой политической воли.

Мы все находимся в плену еще одной иллюзии: ждем, что кто-то сверху проявит политическую волю, чтобы искоренить все недостатки. Так не бывает. В одной стране мира, например, сверху путем политической воли не принимают мер борьбы с коррупцией. И это логично, для чего властям бороться с явлением, которое им не вредит, от которого страдают другие?

Поэтому если мы хотим построить гражданское общество, должны позаботиться о необходимом уровне культуры людей, которые, генерируя свободу снизу, заставят законы работать ради общего блага.


ГОЛОСУЙТЕ, ДЕЛИТЕСЬ, КОММЕНТИРУЙТЕ


Похожие новости...