25
Апр
19:53

Немалые достоинства

Немалые достоинства поэтически-задушевных, театральных, овеянных славянской песенностью страниц оперы не могли скрыть и значительных изъянов. Сценарная драматургия оказалась перегруженной внешними эффектами, основное действие заслонилось побочными эпизодами, некоторые вокальные номера носили дивертисментный характер (это относится не только к песням Весны, но и к арии Милаша). Недостатки сценария и либретто, действие которого фактически исчерпано ко II акту, обусловили противоречивость восприятия оперы зрителем. А так как композитор стремился придать спектаклю волшебный характер, то на первый план выдвинулась зрелищная, а не музыкальная сторона. К тому же в первых спектаклях далеко не все партии получили достойных исполнителей. Положение изменилось после приезда петербургских артистов.

Поэтому сценическая жизнь «Сна наяву» разделяется на три резко отграниченных периода: первый (1844 р.) — когда малоудачное исполнение помешало верной оценке оперы, второй (1846-1847) — когда благодаря Степановой, Петрову, Артемовскому и Леонову опера обрела новую жизнь и третий -после отъезда петербургских артистов, когда спектакль снова поблек.

Письма Верстовского Гедеонову любопытны не только как свидетельство заботы автора о своем произведении, но и как характеристика московского театра. «В здешней труппе нет ни одного оперного певца, который бы сладил с первою ролью и по пьесе и по музыке». «Роль Домового потому важна, что на оной основан весь ход пьесы как в отношении драматическом, так и музыкальном.

Она была назначаема Лаврову. Н. Лавров, лучший певец и артист московской оперной сцены, первый исполнитель партий Твардовского, Пустынника и Неизвестного в операх Верстовского, умер в 1840 году. Этот год и должно считать временем зарождения замысла «Сна наяву». Гедеонов ответил отказом на просьбу Верстовского прислать из Петербурга артиста на роль Домового и композитору пришлось изыскивать способы обойтись домашними средствами. Он писал: «Буду утешать себя тою приятнейшею надеждою, что если со временем удостоите поставить «Сон наяву» на Санкт-Петербургском театре, то я могу услыхать ее в полном назначении с гг. Артемовским и Петровым». «… В непродолжительном времени буду иметь честь донести вашему превосходительству, как удастся сладить с ролью Домового… Артемовский, проезжая Москву, проговорился мне, что кто-то из них должен был приехать на зиму в Москву, из чего у меня и не остывала мысль надеяться поставить оперу или с ним, или с Петровым».

Тем временем Верстозский переделал басовую партию Домового для тенора и разучил ее с Сахаровым, а роль Тумака — с Куровым. Этапы этой работы отражены в письмах: «С певцами бьюсь я довольно. Иные уже бредут порядочно, другие выводят меня из терпения. Так тому быть и следует. Есть такие музыкальные тайны, которые не всякому передаются…» Из исполнителей более всех Верстовский был доволен Д. Куровым.

Не имевшая успеха при первой постановке (1844), опера была поставлена вновь в 1846 году. Верстовский готовил этот спектакль с особой тщательностью, показав его вскоре после московской премьеры «Руслана и Людмилы». Трудно увидеть в этом простую случайность. Сообщая Гедеонову об успехе «Сна наяву», он не позабыл отметить падение интереса к «Руслану». «Руслан» дал в пятое представление 690 р. 60 коп.», — писал Верстовский 23 декабря.


ГОЛОСУЙТЕ, ДЕЛИТЕСЬ, КОММЕНТИРУЙТЕ


Похожие новости...