28
Окт
21:24

Мастера детектива и пера

В конце 2009-го The Bookseller опубликовал сводный рейтинг самых продаваемых авторов: список возглавляет покойный Стиг Ларссон с «Миллениумом», а всего в топ-десятке три шведских детективщики — кроме Ларссона, туда вошли Камилла Лэкберг и Хеннинг Манкелль.

Феномен «шведского детектива», вся эта не совсем понятна мода — читательская, светская, какая угодно, — требует если не объяснение, то хотя внимания. Почему шведские детективы заняли первые строчки в европейских книжных рейтингах конца «нулевых»?

Почему теперь со словом «шведский» определенная часть «продвинутых» читателей вспоминают не спички, не стенку и даже не легендарный поп-квартет, а депрессивных полицейских, татуированную девушку и обугленные трупы в трансформаторных будках?

Почему, наконец, Тарантино собирается ставить «Миллениум» или наследники Ларссона распространяют слухи, будто Тарантино собирается ставить «Миллениум», а он не возражает? Зачем вся эта суета, и что в них такого особенного, в этих «шведских детективах» конца «нулевых»?

Назовем их «неклассическим» и иррациональными, согласитесь, что это не детектив, а целое детективное агентство в привычном смысле слова, а скорее «полар» — полицейский роман, где суть не в загадке и даже не в процессе ее разгадывания.

Там какое-то очень неторопливое и очень чуждое нам жизнь. Средняя длина шведского детектива — 700 страниц, и я подозреваю, что в этом едва ли не главная причина популярности. Вокруг все куда-то спешат, все мерцает и мигает — на улицах, в метро, ​​на мониторе, а тут толстая книга, медленное чтение — практически неделю можно ничем больше не заниматься, кроме как судьбой благополучных целом шведов с их странными психическими отклонениями.

Здесь как в сериале: все процессы синхронные и происходят в режиме реального времени: сотни страниц депрессивное сыщик мечтает выспаться, и читатель наконец засыпает вместе с ним. Для классического детектива это катастрофа, для шведского — достоинство.

Шведские следователи постоянно страдают от черной хандры, американцы на их месте уже пошли бы к психоаналитику, а эти часами бродят по заснеженным полям между Мальме и Висбю и думают о самоубийстве.

Депрессивные полицейские Манкелля базируются в Истад, все убийства в романах Камиллы Лэкберг совершено в приморском поселке Фьельбакка, сложно сказать, сколько там жителей, но в этой логике все они — потенциальные покойники.

Стиг Ларссон на таком фоне действительно создает «движуху», его герои постоянно перемещаются, хотя читатели жалуются, что каждый из трех романов можно было бы сократить ли наполовину, что там то и дело «переводится содержание предыдущих серий» и хотя бы о какой-то завязку речь начинается где-то на 200-й странице.

Еще говорят, что секрет успеха «трилогии» Ларссона в том, что это вовсе не трилогия: Ларссон задумывал написать десять книг «Миллениума», и умер от инфаркта, едва начав четвертый роман. Всего экзотический европейский автор очень левый (Ларссон редактировал два журнала, один — антифашистский, другой — троцкистский), уже больше ничего не напишет, и это закрытая история. Однако и это противоречит правилам: обычно в таких ситуациях интрига именно в возможном продолжении сюжета.

Спойлера, конечно, не будет, у нас так не принято. Скажу только, что издатели несколько снизили регистр: в оригинале первый роман называется «Мужчины, которые ненавидят женщин», и это, как и большинство шведских романов, некая левая феминистская история с уклоном к психологическому триллеру.

«Эксмо» вслед за английскими издателями называет ее «Девушка с татуировкой дракона», что подходит для желтой бумажной серии, а потенциального читателя «шведского детектива» несколько дезориентирует.

«Миллениум» значительно ближе к классическим детективных схем, чем все другие шведские детективы: сначала надо замкнутое пространство (остров), парочку следователей: журналист-неудачник и девушка-хакер, причем Холмс в этой паре, похоже, все же девушка.

Следующая книга — «Девушка, играющая с огнем», «Эксмо» выпустило ее буквально на днях, а третью обещают до апреля, в оригинале — «Воздушный замок, который взорвался», в серийном переводе, конечно, — «Девушка, взрывала воздушные замки «.

Наконец следует отдать должное детектива классическом: в феврале на Каймановых островах умер ли не самый известный из современных английских детективщиков, «фаворит королевы» Дик Фрэнсис.


ГОЛОСУЙТЕ, ДЕЛИТЕСЬ, КОММЕНТИРУЙТЕ


Похожие новости...